мёд

Обложки

фото М. Вылегжанина фото В. Карчина    

 

Журнал "Итоги" № 3 (605) 17.01.2007
Дым отечества. Максим Суханов
Юнна Чупринина

подробнее...

 

Группа компаний Парадиз
Суханов - повелитель пчёл
Татьяна Попова

подробнее...

 

газета Новые известия 13.11.2007
Актёр Максим Суханов: "Я не наигрался Сталиным"
Виктор Матизен

подробнее...

 

МК-воскресенье 30.09.2007
Чистая голова
Максим Суханов: "Могу жениться после хорошего интервью"
Ульяна Калашникова

подробнее...

 

БОСС март 2007
Максим Суханов: «Я перфекционист»
Анастасия Саломеева, Юрий Кузьмин

подробнее...

 

STRONG MAN февраль 2007
Максим Суханов: быть самим собой
Мария Трофимова

подробнее...

 

"Единая Россия" 23.01.2007
Гимасы сквозь грим
Лариса Серебрякова

подробнее...

 

МАЯК FM "Ночной полет" 11.01.2007
"Тартюф" снова на сцене
Андрей Максимов


Последняя премьера московского театра «Ленком» – спектакль по произведению Мольера «Тартюф», который поставил Владимир Мирзоев. Заглавную роль в нем играет Максим Суханов. Максим Суханов – гость авторской программы Андрея Максимова «Ночной полет».

- Правда ли, что вы попали в этот спектакль, когда Мирзоев понял, что уже надо что-то делать? Сначала был один артист, потом еще один, потом Певцов, потом Певцов сломал ногу. Когда стало понятно, что надо что-то делать, Мирзоев обратился к вам за спасением.

СУХАНОВ: Это не совсем так. Действительно репетировал Дима, но у него произошло несчастие с ногой, и так получалось, что он должен был выздороветь к премьере, но нога заживала не очень хорошо, а спектакль уже нужно было выпускать. После этого обратились ко мне.

- Вы вошли в рисунок Певцова? Невозможно представить.

СУХАНОВ: Не могу сказать, что я вошел целиком в рисунок, что-то было сделано, но многое я делал по-своему.

- До сих пор непонятно, кто играет в этом спектакле, потому что в одних местах написано, что играет Збруев, в других написано, что он не играет.

СУХАНОВ: На мой взгляд, какой спектакль бы не выпускался, лучше, чтобы его играл только один состав. Здесь не совсем так получилось. Но на сегодняшний момент Саша Збруев не играет, но, я так понимаю, что он очень хочет играть в будущем.

- Вы можете объяснить, зачем сейчас, в 2007 году, нужно ставить «Тартюфа» Мольера? Что в нем есть такое, что сегодняшнему зрителю, на ваш взгляд, будет интересно?

СУХАНОВ: Наверно, этот вопрос правильнее задать режиссеру. Я скорее думал про персонажа, про Тартюфа. Мне он интересен именно сейчас с той позиции, что в этом образе есть любопытство к эксперименту, к эксперименту и над людьми, и над собой. Это главная движущая сила этого персонажа.

- Он же противный…

СУХАНОВ: Он противный, если мы берем Мольера, чтобы просто прочитать книжку. Я начал читать эту книгу как актер и не могу сказать, что он противный. Скорее это человек, который очень любит получать удовольствие от того, что экспериментирует над людьми и над собой. А куда этот эксперимент приведет, конечно же, он не знает. Это его еще больше заводит.

- А лично вы, Максим Суханов, проводите эксперименты над людьми?

СУХАНОВ: Я скорее над собой провожу эксперименты, мне интровертное существование гораздо интереснее, чем экстравертное.

- Вы хотите, чтобы вашего персонажа Тартюфа зрители полюбили или чтобы они его оценили и подумали, что так все-таки жить не надо?

СУХАНОВ: Мне всегда интереснее, когда персонаж не вызывает однозначной реакции. Мне всегда интересно, когда о нем могут в одну минуту подумать, что он вот такой, и в то же время происходит какое-то превращение: нет, он не такой, вот оказывается каким он еще может быть. Чем больше амплитуд в персонаже, тем, мне кажется, гораздо интереснее. И в жизни, наверное, так.

 

Полную версию программы "Ночной полёт" с Максимом Сухановым можно прослушать на сайте радио Маяк. (ссылка слушать)

 

"Российская газета" 16.12.2006г.
 Тартюф нашего времени
Марина Квасницкая

подробнее...

 

"Московский Комсомолец" 28.10.2006г.
Максим Суханов: "Стремлюсь к душевному покою"
Ольга Стерхова

Мозг против террора
Максим Суханов: “Стремлюсь к душевному покою”
После “Страны глухих”, где он сыграл глухонемого Свинью, в него влюбились почти все девушки страны. Тогда же взять интервью к Максиму Суханову пришла журналистка Этери Чалантзия. Это интервью растянулось на многие годы счастливой супружеской жизни. Теперь все журналистки спрашивают у Максима: “Как выйти замуж за популярного актера?” А он не считает себя популярным, несмотря на то, что в кино у него более десятка ярчайших ролей (“24 часа”, “Женщин обижать не рекомендуется”, “Богиня”). На днях в прокат выходит “Обратный отсчет” Вадима Шмелева, где тоже играет Суханов. Это и стало поводом для встречи журналиста “МК” с Максимом.
     
     В “Обратном отсчете” он играет руководителя секретного подразделения ФСБ, которое борется с организованной преступностью. У героев Максима Суханова, Андрея Мерзликина, Леонида Ярмольника и Оксаны Акиньшиной есть только 48 часов, чтобы обезвредить опасного террориста. То, что он едет в Россию, — последнее, что успел сообщить их коллега перед смертью. Время пошло...

Бандиты и политики

     — Максим, почему вы — популярный актер — так мало снимаетесь в кино?
     
— Во-первых, не могу сказать, что сыплется шквал предложений. Их никогда много не было. А во-вторых, из того, что предлагают, я не на все соглашаюсь. Часть работ мне просто не интересна. Я не говорю, что они плохие. Просто я себя в них не чувствую. Мне интересна хорошая история, неожиданные драматургические повороты, объемность персонажа. Всегда занимательно играть личность. В этом смысле многие характеристики — профессия, возраст, социальное положение — часто становятся второстепенными.
     — Хорошо, история — главное. А режиссер и актерский состав значения не имеют?
     
— Прочитав хороший сценарий, я начинаю разговаривать с режиссером. Если в том, как он видит роль, и в том, что он предлагает, я вижу какие-то неожиданные для себя вещи, с удовольствием соглашаюсь.
     — Ваша последняя работа в кино на днях выходит на экраны. Это фильм “Обратный отсчет”. Чем он зацепил?
     
— Мне сразу понравился сценарий: в своем жанре это очень захватывающая и современная история. Большую симпатию вызвал режиссер Вадим Шмелев, заинтересовал кастинг: захотелось поработать с Леонидом Ярмольником, Оксаной Акиньшиной. Обобщив все это, я согласился.
     — Захотелось в бандитов-полицейских поиграть?
     
— Я бы не формулировал так вопрос. Каким бы “игривым” ни было любое проявление на экране, даже в жанре развлекательного кино, эта работа для актера.
     — Говорят, что Акиньшина своенравная и с ней порой бывает тяжеловато работать.
     
— Мне она показалась очень содержательной и интересной актрисой. Ни о каких трудностях сказать не могу.
     — Но мне показалось, что вам здесь и играть было особенно нечего. Ваш герой, конечно, мозг и руководитель, но чувств и эмоций никаких.
     
— Посмотрим, что покажется зрителю. Для меня это герой с биографией и непростым прошлым.
     — ...Он потерял сына в борьбе с терроризмом. А теперь работает в подразделении, которое борется с опаснейшим мировым террористом.
     
— Я уверен, что ни одна религиозная конфессия не дает людям право обвязывать себя взрывчаткой и идти в людные места. И нельзя говорить, что, дескать, время сейчас такое и терроризм, как инфекция, захватил весь мир. Мне кажется, что одна из причин развития террора в том, что он становится ответом беспринципным действиям некоторых политиков. Хорошо завуалированные бандитские действия властей рождают такое открытое противодействие. Но причина, как это всегда бывает в таких вопросах, не одна.
     — Не очень хорошо относитесь к политикам?
     
— Я плохо отношусь к двойным стандартам. Не только в политике. В кино и в театре происходит много того, что у меня вызывает такое же неприятие.

Семейное кино

     — Когда вы принимаете решение сниматься в кино, с женой советуетесь?
     
— Мне всегда интересно мнение Этери. Оно часто бывает диаметрально противоположным моему. Она сама человек пишущий, у нее острый язычок и опыт прочтения огромного количества сценариев. Так что ее советы мне очень помогают.
     — Говорят, что Этери написала сценарий, и вы собираетесь его экранизировать.
     
— Как один из продюсеров — вполне возможно. Это психологический триллер. Там есть интересная роль для меня.
     — А стать режиссером не планируете?
     
— Пока нет. Я с удовольствием слежу за работой профессионалов в этой области.
     — У вас есть мечта?
     
— Нет. Я живу сегодняшним днем и ни о чем не мечтаю.
     — Но к чему-то же вы стремитесь.
     
— К душевному покою.
     — Восточными практиками увлекаетесь?
     
— Медитацией. Китайской медициной. Возможность побыть наедине с собой и с женой меня всегда привлекала больше, чем хорошая пирушка.
     — Вы не компанейский человек?
     
— Я компанейский. Но мне интереснее книжку почитать. Сейчас читаю недавно вышедшую книгу Владимира Мирзоева.
     — Вашего любимого театрального режиссера. Вы ведь и себя называете в первую очередь театральным актером.
     
— Каждый год-полтора я делаю роль и играю по 10 спектаклей в месяц. Так происходит с тех самых пор, как я закончил театральный институт. Снимаюсь я мало. В такой ситуации не могу себя не называть театральным человеком.
     — А в фильмах, которые уже вышли, вам самому какая роль больше нравится?
     
— Не могу точно сказать. Мне “Страна глухих” очень нравится. Не в последнюю очередь согласился сниматься в “Обратном отсчете” из доверия к профессиональному продюсерскому чутью Валерия Тодоровского. С удовольствием вспоминаю роль Сталина у Андрея Эшпая в “Детях Арбата”. Участие в картине “Богиня” Ренаты Литвиновой, в “Театральном романе” Юрия Гольдина. Вообще практически все мои работы мне нравятся. Но не забывайте, что роль делается не только мной, но и режиссером. В его воле усилить или уменьшить масштаб моего присутствия на экране.

Наедине с собой

     — В “Обратном отсчете” часть действия развивается на стадионе, во время матча. Футболом интересуетесь?
     
— Люблю чемпионат мира или чемпионат Европы. Смотрю его по телевизору. Но не могу назвать себя фанатом.
     — За наших болеете?
     
— Я болею за Германию. Мне нравится эта команда. Раньше я все время смотрел хоккей и болел за наших, а потом переключился на футбол.
     — В фильме показывают, как футболисты играют на международном турнире. Происходить такое может, только если наши победят на чемпионате мира или Европы.
     
— Я надеюсь, что когда-нибудь наша команда научится играть. Здесь очень многое зависит от тренера.
     — Чем еще в свободное время занимаетесь?
     
— Созерцаю.
     — Кто в это время бытом занимается?
     
— Бытовая техника. Этери давно так организовала, что у нас обоих при желании хватает времени сидеть и с удовольствием смотреть друг на друга.
     — С вашими детьми часто общаться удается?
     
— Хотелось бы чаще. Старшая дочка учится на актрису. Младшей 14, и она пока в школе. Увлекается живописью и пробует свои силы на школьном радио.
     
Московский Комсомолец
от 28.10.2006

Беседовала Ольга СТЕРХОВА.

 

"Взгляд" 28.04.2006
Максим Суханов: секрет спокойствия на сцене
Борис Бергер

подробнее...

 

<Культура> 30.03.2006.
Максим Суханов: Баланс правильный
Павел Подкладов

подробнее...

 

<Новые известия> 10.03.2006
Актер Максим Суханов:
<Грядет матриархат, и это хорошо>
Юрий Зайнашев



Вечный дамский любимец - актер Максим СУХАНОВ - примерил на себя роль Казановы, снявшись у Владимира Мирзоева. Суханов в таком образе появился на экранах в канун Женского дня, и это не случайно. В интервью <Новым Известиям> актер признался, что вполне спокойно относится и к многоженству, и к многомужеству. А кроме того, уверен, что недалек тот час, когда миром начнут править женщины.

- Вам не впервой играть героев-любовников. Они у вас и трагические, как в фильме <Страна глухих>, и будничные, как в <Женщин обижать не рекомендуется>. Теперь вы изобразили аж самого Казанову... Максим, вас женщины бросали?

- В восьмом классе у меня были отношения с девочкой, которой я не был мил, и в конце концов мне это объяснили. Конечно, это произвело шоковое впечатление.

- Сколько приходили в себя?

- Не меньше года.

- Как пережили? Женщин ненавидели?

- Скорее жалел их. Думаю, это была такая форма защиты. Я тогда успокаивал себя тем, что с женщинами в мире вообще обходятся несправедливо, что им приходится терпеть... И одна из них, вместо того чтобы терпеть меня, решила отвергнуть. Ну что же делать, бедная:

- Вы как-то обронили, что понятие <сильный мужчина> уходит в прошлое, что, мол, грядет матриархат, и это хорошо. Вы озвучиваете такие пророчества, чтобы понравиться многочисленным поклонницам?

- Может, им это и нравится, но это просто очевидно. Сегодня уже женщина готова примерить на себя образ Казановы. Совершенно ясно, что за последний век женщина выдвинулась вперед, занимая мужские территории и в социальных, и в ментальных свободах. Во многом женский пол уже не нуждается в мужской поддержке и справляется сам - и в дружбе, и в любви, в бизнесе, в политике... Они очень активно набирают очки, и весы медленно, но верно ползут к полному равенству, а потом, я уверен, они начнут все клониться в сторону <слабого пола>. Может, конечно, у мужчин проснется соперничество и они начнут хитрить, но наше брутальное большинство в таких хитростях не преуспевает. А меньшинство погоды не делает, но довольно прозорливо втирается в друзья к набирающим силу женщинам. 
 
- Вы в личной жизни не однолюб - сами проговорились в одном интервью лет пять назад о том, что в семье, по-вашему, может быть и трое, и четверо партнеров... Настала ли пора узаконить то, что всегда было, но скрывалось, - многобрачие? Взамен измен, обманов, унижений, ревности?

- Сегодня я готов разделить вопрос на практическую и теоретическую части. В первой мне, кроме одной женщины, никто не нужен. А в теории, наверное, все не так просто. С одной стороны, глупо узаконивать только одну форму. Писать законы вопреки природе одних людей и под стать природе других людей - это сектантство. С другой стороны, многоженство - кровная традиция Востока. Она там росла и развивалась, в то время как в Европе, например, развивался культ семьи и верности до гроба. То, что мы оказались на границе Востока и Запада, смешало наши намерения и нравы. Но мне кажется, разрешать или отменять уже ничего нельзя. Если потребности в многоженстве будут сильны, они так или иначе прорастут в плоть европейской культуры. Но не забывайте, развивается матриархат. Не думаю, что окрепшие женщины позволят развиваться многоженству. Забавное получится противоречие.

- Если женщины развиваются так быстро, то, может, через 20-30 лет станет популярным многомужество?

- Вполне возможно. Уже сейчас в нашей глубинке, в деревнях, остались одни женщины, а мужчины спиваются и мрут. Там женщины уже прибрали к рукам все производство. Ну и почему бы им не позволить себе, если им это надо, иметь двух и более мужей? Кого им спрашивать? Просто я не уверен, что женщинам надо себе на шею вешать столько лишнего груза.

- Ну, это селянки. А бизнес-леди?

- А чем они отличаются? И те, и другие будут исходить из того, чего им хочется и что они могут себе позволить. А раз так - ничто не помеха. Ни высшее образование, ни его отсутствие.

- А себя вы представляете в роли второго-третьего супруга?

- Признаться, я к этому ни в теории, ни на практике не готов. Но, кто знает, к чему уже надо готовиться...


СПРАВКА

Максим СУХАНОВ - популярный актер, известный широкой публике по фильмам <Лимита>, <Учительница первая моя>, <Страна глухих>, <24 часа>, <Женщин обижать не рекомендуется>. Родился 10 ноября 1963 года в Москве. В 1985 году окончил Театральное училище имени Щукина. В настоящее время - актер Театра имени Вахтангова. Также принимает участие в спектаклях Театра <Ленком>, Театра имени Станиславского, Театра имени Маяковского. В кино дебютировал в 1986 году в фильме <Тихая застава>. Сейчас на его счету более 10 кинокартин. Лауреат Государственной премии России (за спектакль <Хлестаков>), лауреат премии <Ника> в номинации <Роль второго плана> (1998, за фильм <Страна глухих>), премии <Золотой овен> в номинации <Лучшая мужская роль> (2000, за фильм <Женщин обижать не рекомендуется>).

 

<ЛИЦА>, сентябрь 2005г.
Максим Суханов о холостяках и любовной лихорадке
Татьяна Петрова

подробнее...

 

<Досуг и развлечения> 2.06.2005
Максим Суханов:
<Нужно копить впечатления>
Светлана Тарасова

подробнее...

 

Театральные новые известия, январь 2005г.
Максим Суханов: <За талантом нужно ухаживать>.
Марина Базылюк


 

Максим Суханов: "ЗА ТАЛАНТОМ НАДО УХАЖИВАТЬ".

Трудно найти более необычного артиста, чем Максим Суханов. Его яркая, неординарная внешность в сочетании с острым интеллектом приносит ему неизменный успех. Он точен и остроумен в беседе, которую мы начали очень просто.

- Как вы думаете, какова первая реакция людей, когда им говоришь ваше имя?


- Они, наверное, спрашивают: <А кто это?>

- Нет. Они говорят: <А, это ><Страна глухих>. Вы уже столько сделали в театре, а вас все еще помнят по роли в этом фильме:

- Да, иногда мне еще говорят: <А, ><24 часа>!>, хотя вы правы, <Страна глухих> вызвала больший резонанс. Просто фильм получился ко времени и, по-моему, был очень талантливо снят. Да и герой был странный, не похожий на образец общепризнанной нормы. Мне не обидно, что меня помнят чаще по <Стране:>. Было бы обидно, если бы я много снимался, а мне бы все припоминали одну только эту роль. Но у меня еще недостаточно киноработ, чтобы можно было сравнивать. Был прокат по каналу <Культура> картины <Театральный роман>, была <Богиня> Ренаты Литвиновой>. Сейчас вот вышел Сталин.

- Я знаю, что вас долго уговаривали на эту роль.

- Да, я очень сопротивлялся. Мы много разговаривали с режиссером картины Андреем Эшпаем. И в какой-то момент, то ли он, то ли мы вместе нашли ход - решили уйти от стереотипа, который во всех засел, и эту фигуру очень сильно <одомашнить>, показать Сталина (хотим мы или не хотим это признавать) человеком. Сама фигура тирана, державшего огромную страну столь долгое время в таких рукавицах, заслуживает внимание, как любая харизматическая фигура. Но при этом я не могу сказать, что Сталин интересует меня настолько, чтобы я мог бы зачитываться его работами так, как зачитывался Ницше или Юнгом.

- Как вас только не называют! Кроме <альцгеймерового упыря> и <новым русским актером>, и <крэйзи интеллектуалом>...

- Я думаю, что это связано с внешностью. Такой контрапункт: <Надо же, с таким лицом, а еще разговаривает!>. Меня, кстати, часто останавливает ГАИ, проверяет машину на колюще-режущие предметы. Я им говорю: <Я же артист, какие колюще-режущие?>. А они мне: <Да, знаем-знаем, артисты тоже все возят>. И в носки залезают, проверяют.

- Вас это не оскорбляет?

- Да нет.

- Почему вы работаете в театре так много лет только с Мирзоевым?

- Володя сторонник того, чтобы воля актера не была пассивной по отношению и к работе, и к режиссеру, и партнерам, и к этому произведению, которое мы создаем. Сложно, наверно, представить себе более демократичного режиссера. Если бы нам не было, что сказать друг другу или даже что скрывать друг от друга, и в наших театральных отношениях мы бы перестали чувствовать друг к другу интерес (а ведь именно такой интерес предполагает развитие творческих отношений), то тогда, конечно, наши отношения не были бы столь длительными. Мне поступают предложения от других режиссеров. Но я пока не могу репетировать больше одной роли в год, полтора. Мне нужен большой период накопления перед следующей ролью.

- В кино вам тоже нужен период накопления?

- Нет, в кино можно позволить себе, я думаю, больше, чем одну роль в год. Там несколько другая концентрация всего того, что происходит. Но у меня все равно чаще не получается (смеется). В сериале <Дети Арбата> я снимался в мае этого года, а предыдущую картину закончил в августе прошлого года. Да, это очень редко. Я не избалован ролями в кино. И я выбираю, и режиссеры выбирают. Фильтрация с моей стороны обоснована, потому что она связана и с драматургией, и с личностью режиссера, и с той компанией, которая будет делать произведение. Режиссеры тоже думают. Я считаю, что это правильно. Нет необходимости сниматься для того, чтобы зарабатывать на этом деньги. Для меня вообще это непересекающиеся вещи - зарабатывание денег и искусство.

- А для многих актеров - наоборот:

- Я не знаю: Кто-то зарабатывает на сериалах - нет другого выхода, нужны деньги, кому-то просто нравится сниматься, ему кажется, что это никак не вредит его собственному <я>, психике, душе. Я, допустим, когда была возможность выезжать с концертами, никогда этого не делал, потому что мне не нравилась и не нравится эта форма творчества - играть какие-то отрывки на сцене в каком-то концерте:

- В театре маститые коллеги не давят на вас своим авторитетом?

- Чем человек талантливее, тем он больше стремится искать равную позицию для общения, тем он меньше давит своим авторитетом. Когда я только пришел в театр, мне дали большую роль вместе с Юлией Константиновной Борисовой, Людмилой Васильевной Максаковой: Я не ощущал даже поколенческую разницу. Они приходили на репетиции и ни видом, ни поведением не сделали так, чтобы мне было некомфортно. Вообще в театре никто и никогда не дал мне понять, что он тут - ого-го-го, а вы тут еще и пи-пи не сделали. Что касается наших работ с Мирзоевым, то они кому-то очень нравится, а кому-то не нравится вообще.

- Вы можете описать своего зрителя?

- Я его себе представляю неравнодушным. И, конечно же, я думаю, что для него драматический театр не есть какое-то плоское развлечение, а все-таки нечто большее.

- Не секрет, что вам принадлежит закрытый клуб в центре города. А почему вы сделали его закрытым для посторонних? Чтобы было, где отдохнуть самому, или ваши друзья устали от внимания?

- Был, есть и всегда будет круг людей, которые на отдыхе хотят скрыться от посторонних глаз. Им это надо. И потом, когда мы открывали клуб, это совпало с трагедией - сгорел ресторан в Доме актера, в котором все собирались. Вот мы и подумали, что надо сделать такое домашнее место, совершенно не пафосное, но при этом закрытое.

- За время нашей беседы вы не раз уже сказали: <все зависит от тебя>. А как же судьба, предопределенность?

- Я верю в судьбу, но каждый из нас ежедневно делает свой выбор. До смерти - масса дорог. Судьба, наверное, в том, под какой звездой или под какой энергетической силой ты продолжаешь жить. Что она несет? Позитивную энергию или негативную? И если ты выбираешь что-то, что соотносится с этой энергией, то тебя продолжают оберегать ангелы-хранители или эта звезда. Если же ты совершаешь какой-то смертельный поступок по отношению к своей судьбе, или к своим высшим задачам, то она тебя поправляет. Более или менее жестоко, все зависит от поступка, от компромисса.

- Ваша профессия - это ваш выбор либо это случайность?

- Случайность. Так получилось, что не хотел идти в армию и пошел в Щукинское училище.

- Почему?

- Я всегда ощущал все то, что связано с муштрой, каким-то бесполезным времяпрепровождением.

- Можно ли как-то обезопасить себя от забвения при жизни? Столько актеров живы, и здоровы, и готовы работать, а не зовут:

- Я не думал об этом, потому что живу сегодняшним днем. Но считаю, что если ты продолжаешь быть интересен людям, которые с тобой работают, и людям, которые приходят на тебя смотреть, то ты будешь востребован, если нет, значит, нет. Понимаете, если у тебя есть дар или талант (а мне кажется, он есть у каждого), то его нельзя просто использовать. Его обязательно нужно подпитывать, за ним нужно ухаживать. Он не может расти просто так, как воткнутый кактус, расти независимо от того, что там происходит с твоей душой, с поступками, компромиссами: Ты - это только почва, на которой ты должен растить талант дальше.

- А как можно ощутить - развивается талант, чахнет он или наступила стагнация?

- Все это, наверное, можно узнать из рецензий (смеется). Мне кажется, что я еще многое не умею, мне есть куда стремиться, пусть небольшими шажочками, но есть. Я лично равняюсь только на свое собственное самочувствие, на ностальгию по детству, на состояние, которое меня обуревало в те годы, я его в себе сейчас генерирую. На сцене у меня должны возникать такие же чувства, которые возникали в детстве. Потому что детские чувства психофизически очень подходят тому, чтобы в игре проживать все истинно и искренне.

- Ощущаете течение времени? Есть какие-то планы, какие-то дела, которые не реализуются, и это еще не сделано, и это, и это:

- Не могу так сказать. Все делается медленно, но верно, пришпоривать что-либо я не люблю. Если делаешь что-то, к чему стремишься, то в конце концов оно у тебя получится.

- Такая уверенность в себе: Она была всегда?

- Я тоже анализировал - всегда ли я был так уверен в себе, и теперь я думаю, что она была с самого начала, то есть с того самого момента, как я себя помню.

 

Радиостанция <Эхо Москвы> 19.12.2004
Максим Суханов: <Образ Сталина в кино>

подробнее...

 

"HELLO" 12 октября 2004 года
Максим Суханов и Этери Чаландзия: люди как боги
Александра Никольская, Ирина Козлова  

Максим Суханов и Этери Чаландзия: люди как боги


На экраны вышел фильм "Богина: как я полюбила", где известный актер сыграл главную мужскую роль. Любовь делает людей богами, считает режиссер фильма Рената Литвинова, и Максим с этим не спорит.

"Есть чувство, которое, как гелий, наполняет воздушный шар, и двое в корзине летят вместе - выше, дальше. В нашем случае именно так".

Суханов - человек театра. Редко снимается в кино и совсем не появляется в сериалах. Этот год - исключение: на экраны вышел фильм Богиня> с его участием, а на ТВ скоро покажут сериал <Дети Арбата>, где он сыграл Сталина. Зрители восприняли <Богиню> неоднозначно. Но Этери, жена Максима, уверена, что это одна из лучших работ Макса в кино.
Шесть лет назад журналистка Этери Чаландзия пришла на интервью к звезде фильма <Страна глухих> Максиму Суханову. В процессе разговора выяснилось, что она не видела ни одного его спектакля, но он простил, предложил посмотреть. После первого спектакля последовал второй, потом третий... И теперь Этери знает творчество своего мужа досконально.
В их жизни все переплетено: семейные дела, кино, театр, жур-пачистика. Она делает серию фоторабот о театре, он помогает ей организовать выставку. Она планирует его встречи, он присутствует на ее интервью. В первые минуты нашей встречи Этери предупреждает, что разговор вряд ли получится очень серьезным, но для начала советует спросить о <Детях Арбата> - ведь это единственный сериал, в котором Максим согласился сниматься.

 - Максим, и как вы себя чувствовали в роли Сталина?

 - Хорошо. Мне показалось,что нам с режиссером Андреем Эшпаем удалось его несколько "одомашнить". Сталин в пашем кинематографе существует в качестве символа, и было интересно уйти от стереотипа и сделать из него живого человека.

 - Почему вы не снимаетесь в сериалах?

 - Я не принципиальный противник сериалов как явлении, просто я сам очень избирательно отношусь к драматургии, которую мне предлагают.

 - Одна из последних ваших работ - роль в фильме Ренаты Литвиновой <Богиня: как я полюбила". Его оценивают неоднозначно...>

 - Что ж, он ни на что не похож. Но талантливый фильм и должен быть ни на что не похожим.  Мне сразу понравился сценарий, поправился образ, который предстояло сыграть. Этот материал сулил работу в чем-то по-настоящему неординарном. Так оно и получилось. Кроме того, я считаю, что однозначная оценка в искусстве вообще очень подозрительна.

 - Этери, скажите, а почему вы смеетесь?

Этери.
Простите, просто не могу сдержаться. Я обожаю, когда Макс начинает рассуждать. Когда я теперь беру у него интервью, из него слова не вытянешь, он только страшные глаза делает после каждого вопроса.

 - Этери, после вашей с Максимом встречи вы неожиданно отправились на факультет психологии МГУ получать второе образование. Зачем?

 - Как бы вам объяснить... Макс - человек титанического склада, взрывной и ураганный тип. Настоящая личность. В тот момент, когда мы встретились. он был для меня ребусом, разгадывая который я могла отправиться к психоаналитикам за помощью или к специалистам за знаниями. И выбрала второе. На мое счастье, мы поженились до того, как я окончила факультет. В противном случае я была бы дипломированным психологом. Ходила бы сейчас в крупных роговых очках, и на все вопросы у меня были бы ответы. А так я осталась веселой и жизнерадостной.

 - Вы помните свои ощущения во время вашей первой встречи?

Этери. Я очень робела и тщательно пыталась это скрыть. Под спокойствием, которое излучает Маке, чувствуется колоссальная сила. Максим был невозмутим, рассуждал так... внушительно. но это ощущение большого, сильного и в чем-то опасного незнакомого человека меня очень волновало.

Максим. А я наблюдал за ней и думал: <Вот. бедная девочка, робеет,,,> (Смеется.) Куда я смотрел! Много позже Этери принесла мне план нашего будущего дома, развернула и дала мне ознакомиться. Потом скрутила и спрашивает: <Все понятно? Вопросы будут?> Я что-то робко спросил про пару окон, на что мне моментально прочитали лекцию об архитектурном искусстве вообще и о непересекающихся профессиях художника и актера в частности. Вот так мы и живем.

 - Принято считать, что любовь - это всегда испытание. Вы согласны?

Этери. Мне кажется, что испытание - это неразделенная любовь, любовь невозможная, любовь, разбивающая  сердца. Или угасающая страсть, после которой остаются два одиноких обманувшихся человека с сознанием того, что любовь была лишь где-то рядом... А есть чувство, которое, как гелий, наполняет воздушный шар, и двое а корзине летят вместе - выше, дальше, веселее. В нашем случае все именно так.

 - Этери, а как ваши родители восприняли будущего зятя?

 - Сначала я слышала какое-то ворчание по поводу <этих нищих и беспутных актеров>, а потом Максим приехал знакомиться. Князем вошел в родительский дом, все прямо ахнули. Теперь они в нем души не чают: <Как там наш Максимчик?>, <Как дела у нашего дорогого Максимилиана?> А мне только напоминают: <Молчи, женщина! Слушай мужа своего!>

Максим. Конечно, они-то понимают, как я попал, жалеют меня, поддерживают. Мы с ними отлично ладим.

 - Многим кажется странным, что жена известного актера по-прежнему бегает по интервью и сидит ночами за компьютером....

Этери. А для меня было бы странным забросить все и сесть дома. И Макса бы это удивило. Он сам так интенсивно живет, что прекрасно понимает потребность другого человека в напряженном творческом ритме. Мне остается только правильно распределиться, поэтому, кстати, в последнее время в журналистике я стараюсь делать только то, что мне по-настоящему интересно.

Максим. И по ночам Этери никогда не сидит за компьютером. ..

 - А Этери может критически отозваться о вашей работе?

Максим. У нее всегда есть свое мнение, но мои спектакли она не критикует. У нее, конечно, характер вздорный, но она сообразительная.

Этери. Ну что вы - я восторженный  поклонник Макса. Он ведь настоящий маг - весь зрительный зал каждый раз словно в космическую воронку затягивает. Кроме того, посмотрите на Максима, я, что, враг себе его критиковать? (Смеются.)

Максим. Чем дольше мы живем вместе, тем чаще и больше я ощущаю поддержку жены, но не думайте, что она может быть только  мягкой  и заботливой. Если она решит, что в каком-то вопросе права она. а не я, то будет драться до первой крови!

Этери. Зато если вдруг Макс признает, что он ошибался, я сразу такая ласковая делаюсь:

Максим. Конечно, мы часто совершенно по-разному от относимся к вещам, событиям людям, но это и здорово!




"Газета" сентябрь 2004 год
Не боги грибы собирают
"Богиня. Как я полюбила" Ренаты Литвиновой на экранах.
Антон Долин

Не боги грибы собирают
"Богиня. Как я полюбила" Ренаты Литвиновой на экранах

"Чем чаще героиня Ренаты Литвиновой отражается в зеркалах, тем скорее она отправится в загробный мир"

Если какому-то отечественному фильму и суждено стать самым ожидаемым в 2004 году, то только <Богине>. Одни ждали ее, чтобы восхвалить в превосходных степенях главную диву постсоветского кино Ренату Литвинову, впервые поднявшуюся до окончательно божественного киностатуса: уже не только актриса, сценарист и продюсер, но теперь и режиссер. Другие - чтобы заклеймить ту же Литвинову, торжествующе произнеся вполголоса на финальных титрах: <Между прочим, мы вас давно предупреждали>.

<Богиня> по определению не может не встретить резко негативной реакции - особенно в той части аудитории, которую принято называть профессиональной (касается и кинокритиков, и коллег по цеху). Во-первых, сюжет решительно не подлежит пересказу своими словами. Вроде-бы-следовательница Фаина (ну какая из Ренаты Литвиновой милиционерша, она и с кровати-то встать нормально не умеет - а ей преступников допрашивать и квартиры штурмовать!) живет в непонятно-каком-городе и ведет дело о пропаже девочки. Впрочем, криминальная интрига исчерпывает себя примерно к середине фильма, после чего начинается нечто вовсе невообразимое. Во-вторых, диалоги иначе как противоестественными не назовешь, и большинство актеров (почти все, за исключением самой Литвиновой) так и не разобрались, как подобные реплики произносить. В-третьих, кино получилось точно таким же, какова сама Рената. Оно и неоспоримо женственное, и чрезмерно поэтическое (не как Тарковский или Сокуров; те скорее <поэтичные>, а <Богиня> - чистый современный верлибр: красиво, неритмично, туманно), и во всех отношениях манерное. Нельзя не признать, что декадентская изломанность - не поверхностная маска, а самая суть автора: на сей раз перенесенная в пространство фильма и на повадки всех населяющих его существ. Короче говоря, тех, кого раздражает Рената Литвинова, ее первый режиссерский опыт раздражит втройне.

Зато нетрудно объяснить самонадеянное название: Литвинова - богиня не потому, что ей надо поклоняться, а потому что она демиург, творец собственного мира. Самоценные миры в современном российском кино ужас как редки; например, в первом крупномасштабном кинофэнтези, <Ночном дозоре>, никакого мира не получилось, а что такое Сумрак знают только счастливцы, читавшие роман Лукьяненко. Видно, чуют наши кинодеятели, как плачевно зависимы от пещерных запросов публики, от соцреализма в новом понимании, где <революционным преломлением реальности> являются непременные бандиты, менты, солдаты и террористы. Над этими ожиданиями Литвинова здорово посмеялась, назначив следователем себя и составив свой отдел из кадров вроде переводчика Василия Горчакова или культового отморозка Константина Мурзенко (его придуманная фамилия Егоров знаменательно переделана в Ягуаров). Никакие правоохранительные органы не в состоянии блюсти зыбкое мистическое равновесие в мире богини Ренаты. Тут действуют законы, далекие от Уголовного кодекса. В попытке их понять и проводит у экрана время завороженный зритель. Очарование этого мира не подлежит вербализации, оно сродни обаянию самой Литвиновой.

Вот он где, подлинный Сумрак. Все категории этой вселенной - зазеркальные. Собственно, зеркало - главный образ фильма, и если поначалу оно кажется нам тривиальным женским инструментом для наведения красоты, то к финалу, когда герои проходят сквозь амальгаму в загробный мир, понимаешь, как важна и сильна эта нарочитая <наоборотность>. Вместо требуемой от вменяемого отечественного блокбастера живости, здесь - демонстративная мертвость. Даже макияж (а весь фильм Фаина-Рената ходит растрепанной, едва причесанной, под стать другим посетителям затрапезной рюмочной, стены которой обклеены обложками Vogue) оказывается средством вроде магической мумификации, билетом в царство неживых: наведя марафет и переодевшись в умопомрачительное желтое платье, героиня совершает последний и решительный трип сквозь зеркальное стекло <на ту сторону>. Ясное дело, ночному дозорному Константину Хабенскому, снявшемуся тут в красочном эпизоде, остается только сигануть из окна головой вниз, а место энигматичного героя займет Максим Суханов, по запредельной странности облика и повадок способный сравниться только с самой Литвиновой. Их сцены на двоих - возможно, лучшее, что есть в картине.

Вот обвиняли Литвинову в некрофильских склонностях - а зря: некрофилия имеет место там, где живые любят, так сказать, мертвых, а в <Богине> привычным нам живым - вообще не место, тут все поголовно прекрасно-мертвые. Некрофобского в духе разнообразных <Ночей живых мертвецов> нет и подавно. Есть высший, запредельный какой-то гуманизм, при котором мертвые уравниваются с живыми в правах. Это свободное и братское равенство тут же вызывает ассоциации с советским прошлым. Не могли наши режиссеры на протяжении последних пятнадцати лет понять, нужна ли нам реставрация или, напротив, тотальное забвение совка, а потом пришла Литвинова и сделала нашу Империю царством мертвых, одинаково ужасным и желанным. Напрашивается и другая параллель: для Литвиновой это вечномертвое и вечноживое Зазеркалье равноценно первичной стихии, откуда сама богиня родом - кинематографу. Сдвинуто-советский мир фильма - дань почтения крестной маме Кире Муратовой, гламурная бомжиха Фаина - что-то из Гринуэя; а вот темные лесные аллеи с бутафорскими грибами мгновенно взывают к Дэвиду Линчу, тяга мертвецов к любви непреходящей напоминает о <Других> Аменабара. Что до технологии проникновения в Смерть через зеркало, то ее полвека назад придумал в <Орфее> Жан Кокто. Не худший набор вдохновителей.

Теперь - ко второй половине названия, <Как я полюбила>. Фильм Литвиновой - редчайший феномен, когда, повторив раз сто слово <мед>, ты наконец чувствуешь, что во рту стало сладко. Черно-белые говорящие головы создателей фильма твердят о своей любви в эпилоге, и понимаешь вдруг, зачем не способной на земную любовь Фаине было уходить в загробный мир. Ведь и зрителю для того, чтобы испытать заветное чувство, надо шагнуть в мир <Богини> и провести там какое-то время. Получается, что на обыденный вопрос - <фильм-то хороший?> - возможных ответа будет два. Первый: <Плохой>. И второй: <Мне понравилось>. <Богиня> - не хороший фильм, а именно фильм, который нравится. Сперва нравится, потом влюбляешься. Не кино, а мастер-класс на тему: 'Как полюбить'.



"Газета" сентябрь 2004 год
"Плаванье без компаса не всегда получается"
Максим Суханов - ГАЗЕТЕ

подробнее...



"Московский Комсомолец" 30 августа 2004 года
"Поэт из страны Мальбек"
Александру Аронову - 70
Марина Райкина

подробнее...



Публикация в журнале Vogue.

Март 2004 года.


Честь и слава "Золотой Маски"

О главной российской премии и самых ярких ее лауреатах рассказывает Елена Ковальская. Фотограф Владимир Мишуков.

Максим Суханов.


Суханов работает только с режиссером Мирзоевым, не репетирует пьес, которые ему не по душе, и, будучи успешным бизнесменом, мог бы позволить себе вообще не играть. Но он играет - в силу своей фантастической, марсианской энергии, которая не знает выхода иначе как на сцене. Она косит публику подобно электрической дуге; истинная правда: в финале "Сирано де Бержерака", принесшего Суханову "Золотую Маску", волосы у зрителей встают дыбом. Так сказано же - природная аномалия.

 

"Экран и сцена", сентябрь 2003 год
Максим Суханов: "Стараться быть равным себе"
Павел Подкладов

подробнее...



Культура №36 18-24 сентября 2003 г.
Максим Суханов:  "Хочется, чтобы зрители испытывали странные, незнакомые эмоции"
Павел Подкладов

подробнее...

Этери ЧАЛАНДЗИЯ, "Огонек", №16 (4795), Апрель 2003 г.
СУ-2
подробнее...

Инна Денисова, "Атмосфера", № 4 (14), апрель 2003 г.
Культурный обмен
подробнее...

Этери Чаландзия, "Меню удовольствий", № 04, апрель 2003 г.
Партнеры
подробнее...

 

<Ваш досуг> 2003г.
Максим Суханов: безоблачное устройство.
Павел Подкладов


Максим Суханов производит впечатление человека холодного, замкнутого и немного надменного. Но в жизни он полная противоположность этому обманчивому имиджу. Мягок, интеллигентен, открыт, в беседе нетороплив, пытается точно сформулировать свою мысль, не бросая слов на ветер.

- Максим, выбор актера на роль Лира поразил многих. Вы сами-то не испугались?

- Да нет, у меня обычно не бывает испуга, когда предлагают роли.

- Но, актер на эту роль, не достигший сорока лет, - это, согласитесь, достаточно странно для театральной традиции.

- Я не думаю, что возраст это главное. Не знаю, правда, как обстоит дело с женскими ролями, а в мужских на этом не стоит акцентировать внимание. Лира можно при желании считать и 40-летним, и 300-летним. У Мирзоева вообще ничего не зависит от слов, написанных в пьесе. Малюсенькая по тексту роль у него может вырасти в большую. И наоборот.

- С чего начинается ваша работа над ролью? Многое ли значит интуиция?

- Правильнее каждую следующую работу начинать с белого листа . Я стремлюсь на первых репетициях представлять собой нечто,
не умеющее ни ходить, ни говорить. Такую чуть-чуть парализованную оболочку , если так можно выразиться. Меня на первых репетициях практически нет.

- Принципиально ли для вас то, что в названии спектакля отсутствует слово "король"?

- Думаю, нет. То, что нет "короля", всего лишь значит, что речь пойдет о каких-то иных проблемах.
Но название Лир в наше время более привлекательно для зрителя, лучше звучит. А это может сказаться, например, на продаже билетов.

- Почему в первом действии используется такой страшный грим?

- Мы решили, что нам будет легче делать спектакль, если мы нафантазируем Лира вот таким, трехсотлетним. Мне приходится через эту маску пробираться, транслировать свою энергию, скопившуюся внутри сцены, с еще большей силой. Существовать с ней нелегко.
Она сравнима, пожалуй, с состоянием человека, которого поместили в невесомость, но заставляют жить так, как будто невесомости нет. В этом случае возникает не только физическое, но и психическое сопротивление. Я здесь ставлю эксперименты над собой.

- Что оказывает самое сильное влияние на вашу игру?

- Я никогда не держал это в секрете: я всегда брал в свое воображение свое знание и восприятие рок-музыки.  Это выражается во всем - в пластических манипуляциях, голосе, интонациях. Симбиоз театра и рока, я считаю, вызывает сейчас очень правильные вибрации. Его ни в коем случае нельзя игнорировать. Сегодня большая часть зрительного зала воспитана именно на рок-музыке. Я имею в виду, конечно, настоящий рок, который может приводить людей в восторг.

- Вы, кажется, некогда даже играли рок?

- Ну, это громко сказано. Была рок-группа. Занимались западной музыкой, советскую музыку мы не слушали. Английские тексты не понимали, но нам нравилось произношение. Ну и поигрывали

- Вы могли бы стать рок-певцом?

- Стремился. Интересовался многим. Шальной был парнишка. Думаю, мог бы стать врачом. Мне нравится лечить, и неважно, людей или животных. Люблю смешивать разные травы.

- Всегда видно, что вы сильно "выкладываетесь" на сцене. Это сложно физически?

- Естественно, каждый спектакль требует сил. Конечно, идеальный вариант до спектакля несколько дней моральной подготовки , накопления энергии. Это нужно для того, чтобы не идти в старом следе . Для меня важнее всего то инфантильное состояние, которое тобой овладевает, когда ты выходишь на сцену. Непосредственность восприятия зрительного зала и всего того, что происходит вокруг. Это близко к детскому состоянию, когда для тебя многое было в новинку: поездки с мамой или бабушкой, какие-то новые места, встречи новых людей, новые неожиданные впечатления. Выходя на сцену, всегда пытаюсь вызвать в себе это состояние.



new  НГ "АНТРАКТ"
Зеркало для героя
Ольга Дунаевская

подробнее...



"Система отношений"
Интервью Максима Суханова

подробнее...

 

Интервью Максима Суханова журналу PLAYBOY

подробнее...

Алена Карась, "Петербургский театральный журнал", No.29, 2002 г.
Беззаконная игра

Алена Карась, "Петербургский театральный журнал", No.29, 2002 г.

Беззаконная игра

Писать о Максиме Суханове - значит войти в саму плоть Игры, рискнуть увязнуть в ее магме, в ее опасном кружении, в силовых потоках, пронизывающих ее плоть. "Любовь - это бесстрашие", - говорит Суханов. Игра Суханова - это бесстрашие. Значит, игра Суханова - это любовь. Продолжать дальше - бессмысленно. Продолжать дальше - значит описывать состояние любви в ее пределе, как инъекцию лунного света, как переселение на другую планету, как ежесекундный пророческий трепет, как вибрацию всех времен и пространств, как бубен африканского шамана. Суханов - прирожденный поэт театра, его актерские рифмы рождаются из самых невероятных сопоставлений. Вместе с его игрой приходит сильнейшее чувство обновления актерского языка. Новость Суханова - в этих беззаконных рифмах, в фантасмагорических полях смыслов. Чтобы описать ее - не хватает лексики, нужны знания о турбулентных потоках, вихревых электромагнитных полях и о чем-то таком из мира физических аномалий, что помогло бы передать чувства, сотрясающие зрителя во время его игры.

Они составили с режиссером Владимиром Мирзоевым такую идеальную художественную пару, каких мало было в истории театра ХХ века. В "Сирано" они впервые предложили рефлексию на тему самого состояния поэтического камлания, столь близкого природе Суханова. Лунный свет - покровитель влюбленных, поэтов и мистиков - заполняет все пространство спектакля. Бледное лицо Суханова-Сирано отмечает в памяти последние мгновения спектакля. Лунную белую маску надевает он на Кристиана и исчезает в лунном свете, среди эзотерических восточных знаков, наброшенных тенями на небосвод.

Сирано Суханова сохраняет что-то от придурковатого зэка, больного ребенка и дауна, растягивающего гласные на высоких нотах. Но Ростан дает материал для того, чтобы развернуть существенную для обоих тему пророческого безумия. Поэт - "скоморох Божий". Впрочем, фиглярства, привычного юродства в Сирано гораздо меньше, чем в других сухановских созданиях. Он точно лунатик, сновидец, блуждающий в поисках своего идола. Его влечет к Роксане, как будто она и есть Луна, призрачная возлюбленная его души, связанная с ним не физическим, но астральным телом. Привычные у Мирзоева шаманство, игра с оккультной и магической символикой здесь утонченнее, чем прежде. В сцене ночного свидания, когда трое составляют единое целое, лексика Мирзоева становится не на шутку серьезной: обнимая Кристиана, Роксана нежно касается не самой головы, но ауры, невидимого нимба над головой Сирано. Невидимый мир сопутствует видимому, и Сирано, как антенна, улавливает его тонкие вибрации, чтобы передать земным существам. Будучи сгустком сотрясающей его любви и вдохновения, он оставляет следы своего присутствия, таинственную пустоту - окно в невидимый мир: даже когда он покидает место своей смерти, окружающие его люди еще долго стоят, создавая живую раму для этих вибраций.

Описать игру Суханова - значит отважиться на чрезмерные эпитеты. Странно наблюдать в его зверином, инопланетном облике невыносимо интенсивную пульсацию человечности - нежную улыбку самозабвенной любви, всхлип и капризность ребенка. Все это только усиливает общее чувство смятения, которое вызывают его тигриные, коварные повадки. То он смиренно-нежен, то игрив, то чрезмерно фальшив, то не к месту патетичен, то циничен и дерзок. Он брутален и женственен в одно и то же время, все полюсы и состояния человеческой (?) природы в нем как будто мигрируют, не находя больше своего точного места. Он - зверь и машина, он - человек с Луны. В юности он хотел стать рок-музыкантом, в театр его занесло случайно. Не оттуда ли, из рока, он приносит в театр чувство опасности, трагедии, небывалую полноту личного присутствия? Он мог бы играть всех нежных убийц в пьесах Жана Жене, он - медиум, транслирующий новое, едва различимое содержание жизни. Вся иррациональность эпохи, ее трансмутации и тоска по смыслу образовали гений Максима Суханова.

Июнь 2002 г.


Марина Дмитревская, "Петербургский театральный журнал", No.29, 2002 г.
Максим Суханов: "Все остальное не может быть опорой, равнозначной - любви"
подробнее...

"Образование без границ, STUDY IN", октябрь 2002
Максим Суханов: "Я за одаренных специалистов и против средненьких дипломчиков"
подробнее...

Владимир Задера, "AUS", август-сентябрь 2002 (# 19)
Хадж на сцену
подробнее...

Елена Ланкина, "Гастрономъ", июль-август 2002 (7)
Свободный подход к еде
подробнее...

Алла Гугель, "Меню удовольствий", No. 2, февраль-марта 2002
Интервью с последствиями
подробнее...

Елена Кутловская, "Искусство кино", 2001
Пружина как образ ментальности
подробнее...

"Ile de Beaute" ("Остров красоты") Юрий Петелин 17 Октября 2001
БЕЗ АМПЛУА
подробнее...

"STUDIO" Виктория Березка 28 Сентября 2001
Кошка на раскаленной крыше
подробнее...

"Вояж" Наталия КОЛЕСОВА 15 Августа 2001
www.СУХАНОВ.ru
подробнее...

"Культ личностей" Этери Чаландзия 13 Июля 2001
Чулпан Хаматова, Максим Суханов. В своем времени
подробнее...

"Известия" Лада Акимова 18 Июня 2001
Максим Суханов: "Любви без свободы не бывает"
подробнее...
Газета "СМЕНА" Лилия Шитенбург 30 Мая 2001
"Пасынки принцессы Турандот"
подробнее...

"Россiя" Галина Смирнова 17 Мая 2001
Суханов точка Ru
подробнее...

"Афиша" Елена Ковальская 28 Марта 2001
Интервью
подробнее...


"Новая газета" Юлия Таратута 26 Марта 2001
Максим Суханов: "Экран не должен быть плоским. Сцена - тем более..."

подробнее...


"Семья" Лада Акимова 01 Января 2001
Максим Суханов: "Если нет забот, я их придумываю"

подробнее...


"Ведомости" Татьяна Сарана 03 Ноября 2000
Матерый человечище

"Ведомости"
Татьяна Сарана
03 Ноября 2000


Матерый человечище

Сегодня в Москве пройдет премьера фильма Александра Атанесяна "24 часа". Главного героя - киллера по прозвищу Бриллиант - играет Максим Суханов. Он же исполняет главную роль (на сей раз респектабельного бизнесмена) в еще одной картине, которую в ближайшее время выпускает "НТВ-ПРОФИТ", - "Женщин обижать не рекомендуется".

До этого звезда драматического театра Максим Суханов появлялся на экранах во второстепенных ролях, которые, впрочем, многие принимали за главные: Свиньи в "Стране глухих" и начальника тюрьмы в "Маме".

- Вашу ситуацию можно назвать уникальной: Вы сначала прославились в театре и только потом - в кино. Обычно актер приобретает известность благодаря фильмам.

- Видимо, Вы ощущаете мою популярность как киноактера гораздо больше, чем я. Не знаю, настолько ли я популярен, что стоит об этом так говорить. Может быть надо чаще где-то бывать, чтобы ощущать эту популярность. Я ее никогда не ощущал. Как-то все произошло очень легато, если можно воспользоваться этим музыкальным термином. А что касается театральной известности, то она связана, прежде всего, с именем Владимира Мирзоева. Моя удача в том, что я встретился с этим режиссером. Интересен прежде всего Мирзоев, интересен тем спектаклем, который он создает, и в котором я принимаю участие. Наверное, резонанс этой личности так силен, что невозможно не обратить на это внимание даже тем людям, которые занимаются кино и увлечены кино больше, чем театром. А потом уже, посмотрев громкий спектакль, обращают внимание на актеров и приглашают их сниматься. Со мной произошло именно так: Валерий Тодоровский посмотрел "Хлестакова" и пригласил меня на пробы в "Страну глухих".

- При каких обстоятельствах актер может ощущать себя независимым?


- Профессия актера - есть профессия зависимая. Но в отношении себя я этого особенно не чувствую. Я и актером себя до конца актером не чувствую. Когда я прихожу репетировать, играть - я актер. Стоит выйти из театра, и я уже этим не живу, я занимаюсь совершенно другими делами. Того меня, который играл на сцене, уже нет. Я захожу в магазин и смешиваюсь с толпой. Я отстраняюсь от того, что делал на сцене. Работаю я всегда только с тем, с кем хочу. Если мне некомфортно и неудобно - не работаю. Зависеть от денег, от гонорара мне не приходилось никогда. Остается единственная зависимость - от режиссера. Эта зависимость приятна. И чем талантливее режиссер, тем эта зависимость сладостнее. Он выстраивает свою историю, к которой я имею отношение своим творчеством и своей фантазией. Но в основном творит он. Зависим ли я от публики? Конечно. Чем больше я ей буду давать, тем больше буду получать от нее. Но это не прямая зависимость, а косвенная. Прямая возникает тогда, когда потребность в тебе -актере уменьшается, а твоя потребность в зрителе увеличивается. В таком случае актер начинает быть зависимым от своего самолюбия и далее до неадекватности.

- В театре Вы работаете только с Владимиром Мирзоевым. А Вы не боитесь возникновения неких штампов, особенно если спектакли следуют один за другим?

- Нет, не боюсь. Если работать с бездарным режиссером, то, конечно, многое становится штампом. А с талантливым человеком можно изучать глубины и горизонты. Возможны цитаты из прежней роли, которые нужны в следующем спектакле. Новая роль не обязательно должна целиком отличаться от предыдущей, это неправильно. Каждая следующая работа все равно есть продолжение прежних находок. Ты не можешь этот шлейф оторвать, потому что благодаря той роли ты тоже вырос. И тоже постарался расширить свое сознание, если хотите.

- Спектакли, в которых Вы играете, полны эксцентрики. Насколько Вам близко именно это свойство режиссера Владимира Мирзоева?

- Все видят разное в этих спектаклях. А что касается эксцентрики, то, думаю, она очень точно отвечает той энергетике, на которой строятся отношения современных людей. И когда они приходят в театр, они очень легко к ней подключаются. Наверное, эксцентрика - это своеобразный язык общения и подключения к театральному действию. Фон общения современных людей очень тесно связан с эксцентрикой и напичкан ею. Это заметно во всем. В том, что люди были кинуты из огня да в полымя, в экономике. В том, какой информационный поток на них наваливается. В том, как они общаются друг с другом, с какой скоростью сходятся и расходятся. В том, какие жуткие преступления происходят. Это все эксцентрика. Ритмы нашей жизни эксцентричны.

- Ваш герой из "24 часов" тоже достаточно эксцентричен...

- В фильме "24 часа" меня увлекла история - человек бежит из тюрьмы и надевает парик. Для меня в этом есть не малая доля лицедейства, этот человек большой фантазер. Он одинок, всю жизнь сам принимает решения. Занимается разным, убийствами, например. А потом ему вдруг кажется, что он влюбился, или что его любят, и он отправляется к любимой женщине, он хочет все бросить и соединиться с ней. А ему не дают. Такой для меня была эта история. И Феликса, который 24 часа убегает от своих преследователей, я играл именно таким. Вполне возможно, то, что я нафантазировал, не совсем совпало с замыслом режиссера. В таком случае, это только мои проблемы.

- Мне приходилось наблюдать забавную сцену в коридоре по соседству со сценой театра имени Вахтангова. На сцене шел "Амфитрион", и Вы произносили монолог нарочито искаженным, высоким голосом. Потом вышли в коридор и, вынув из складок фантастического театрального костюма мобильный телефон, стали отдавать указания вполне начальственным тоном. Поневоле вспомнишь, что Максим Суханов - не только известный актер, но и успешный бизнесмен.

- Бизнес мне настолько неинтересен, что я стараюсь об этом вообще не говорить. А интересны мне животные и рыбки аквариумные. Молчаливые, вдумчивые...

- Мне всегда казалось, что талантливые актеры, способные увлечь людей, зрителей - это, возможно, несостоявшиеся политики.


- Я бы не смог заниматься политикой, это точно. Хотя мои политические взгляды вполне определенны: я предпочитаю авторитарный режим в том смысле, что я бы не строил демократическое общество среди людей, которые не то, чтобы не созрели для этого, а никогда не созреют - вот в чем дело. Я думаю, что Россия всем своим содержанием тяготеет к Востоку. Не знаю к какому именно, но к Востоку. Поэтому я думаю, что это насилие - строить здесь демократическое общество. И потом, авторитарность близка моему характеру. Если я что-то решаю, то перед этим долго думаю. Мнение, к которому я прихожу, мне кажется правильным. И я за это мнение несу ответственность. А если мне кто-то будет говорить, что я не прав...?! Вот по этой причине я бы и не занимался политикой. К тому же политик, по-моему, не может целиком принадлежать себе. Если я играю в театре, то у меня всегда есть возможность отрешиться от этого занятия. Я выхожу на улицу и отдыхаю, - у меня большой антракт. Я могу поехать куда-то и не думать ни о чем, связанном с работой. Я могу спать спокойно. Но, возвращаясь в театр, я работаю с громадной отдачей, желаемой мной. Политик же, я думаю, и спать ложится этим же политиком, и просыпается им же. У него нет возможности перестроиться, ему надо все время быть начеку. Я сужу по нашим, а у западных политиков, я думаю эта зависимость еще острее. В этой профессии столько заигранности и лукавства, что человек перестает быть самим собой - настоящим.

- А в отношениях с близкими людьми Вы также авторитарны?


- Ничего не могу с собой поделать.


- Вы говорите, что не чувствуете себя до конца актером, бизнесом занимаетесь по необходимости. А есть такое состояние, которое захватывает Вас больше, чем все остальное?

- Состояние покоя, наверное.



Публикуется с разрешения газеты

"Домовой" Федор Павлов-Андреевич 06 Июня 2000

Маска Макса
подробнее...


"Культ личностей" Май-июнь 2000 30 Мая 2000
Максим Суханов. Контрапункты

подробнее...



new
  "Дом актера" май 2000 год
Двойной портрет - Лана Гарон
Другое пространство - Владимир Мирзоев

подробнее...


"Cosmopolitan" Этери Чаландзия 01 Февраля 2000
Лукавство Максима Суханова

подробнее...


"Общая Газета" Александра Машукова 01 Октября 1998.
Фиолетовые протуберанцы интеллекта.

подробнее...